Другой компании в Приморье нет — «Новости — Энергетики»

В эксклюзивном интервью журналу «Энергополис» Владимир Левит, генеральный директор ОАО «Дальневосточная генерирующая компания», рассказал о том, как компания подготовилась к суровой дальневосточной зиме (15 электростанций и 911 км тепломагистралей способны нести максимальную нагрузку в сложных В эксклюзивном интервью журналу «Энергополис» Владимир Левит, генеральный директор ОАО «Дальневосточная генерирующая компания», рассказал о том, как компания подготовилась к суровой дальневосточной зиме (15 электростанций и 911 км тепломагистралей способны нести максимальную нагрузку в сложных погодных условиях), и проблемах компании: падении энергопотребления на Дальнем Востоке, удорожании кредитных ресурсов, ухудшении платежной дисциплины потребителей.

— В так называемом кризисном году наша выручка снизилась. Это факт легко прогнозируемый. Поэтому качественно улучшить свою финансово-экономическую ситуацию нам не удалось. Тем не менее ее держали под контролем. Летом кредитовались в полном объеме, хотя в этот период выручка, как правило, минимальная, а затраты с точностью до наоборот. Ведь необходимо проводить ремонт энергооборудования и теплотрасс. Зимой кредиты, как правило, возвращаем.
–Объемы ремонтных работ, исходя из кризисной ситуации, сократились?

–Нет, однако они и не выросли. А необходимость в этом давно назрела. Оборудование наших ТЭЦ в большинстве своем установлено в 30-х, 40-х, 50-х годах прошлого века. Поэтому, естественно, свой ресурс отработало. Это проблема всех регионов: в Якутии – Чульманской ТЭЦ, в Хабаровском крае – Майской ГРЭС, Хабаровской ТЭЦ-1, в Амурской области – Райчихинской ГРЭС, в Приморском крае – Владивостокских ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2. Это означает, что необходимо значительное количество средств на техперевооружение, модернизацию и ремонт оборудования. Более того, наше оборудование требует повышенных по сравнению с европейскими станциями затрат на его поддержание в рабочем состоянии. Поэтому и средства требуются очень значительные.
–Удовлетворены ли вы итогами тарифной кампании?

–Напомню, ДГК реализует конечному потребителю только тепловую энергию. Электроэнергию в регионе покупают на оптовом рынке энергии и мощности. Он устанавливается в каждом крае или области отдельно. Пока окончательно установлен тариф только в Хабаровском крае. Он вырос на 12,5%.
Насколько выручка компании возрастет, сказать пока сложно. Но, в принципе, удовлетворенности тарифом, на мой взгляд, не существует. Денег много не бывает.

–Губернатор Приморского края Сергей Дарькин пообещал, что энерготарифы для потребителей не поднимутся…

–Не в моих правилах критиковать губернаторов. Тем не менее отмечу: такая политика в крае ведется не первый год. В течение трех лет, как существует ДГК, подход к тарифообразованию в Приморском крае никакому экономическому обоснованию не поддается. А в этом году он вообще оказался за пределами какой-либо экономической целесообразности. Наша компания отвлекла из других субъектов ДФО на территорию Приморского края значительные средства. Но инвестиции приносят нам только убытки: расходы ДГК здесь значительно выше доходов от нашей операционной деятельности. Это в конечном счете может сказаться на надежности энергоснабжения, качестве жизни приморчан, экономике края. РЭК Приморского края должен понимать ситуацию.
–Могут ли заниженные тарифы в Приморье отрицательно сказаться на экономике других регионов Дальнего Востока?

–Вопрос риторический. Прошлый и текущий годы показали: в кризисной мировой экономике бесполезно искать островки безопасности. На региональном уровне значение взаимосвязи субъектов Федерации значительно возрастает. Если говорить прямо, подчеркну: нельзя проблемы Приморья решать за счет других областей и краев Дальнего Востока.
–Природный газ на Дальнем Востоке сможет снизить энерготарифы?

–Однозначно на этот вопрос ответить не берусь. Однако не только у нас, но и у представителей Газпрома есть понимание проблемы. Мы не можем провести трубопровод, к примеру, во Владивосток, перевести на него энергоисточники, а потом сказать гражданам: а теперь за электроэнергию вы будете платить в полтора раза больше.
В то же время Газпром не отказался от своего принципа равнодоходности. Могу предположить, что окончательно проблему решит правительство.

–Расскажите о подготовке энергообъектов к саммиту АТЭС, который намечено провести в 2012 году во Владивостоке…

–Для ДГК инвестпроектов к саммиту не планировали. Перед нашей компанией стояла более важная задача: в короткий срок нарастить мощности в энергодефицитном Южном Приморье. Сегодня мы завершаем эту работу. За три года с момента постановки задачи здесь введено достаточно много новых мощностей. К примеру, мощность Владивостокской ТЭЦ-2 увеличили на 70 МВт, Артемовской ТЭЦ – на 50 МВт. Смонтировали две газотурбинные электростанции на территории Владивостокской ТЭЦ-1. Это еще 45 МВт. Через несколько дней вводим котел и турбину 100 МВт на Партизанской ГРЭС. Прирост Приморской генерации составил 25%. Проблему дефицита мощности в Приморском крае, в том числе и на период проведения саммита, можно с уверенностью сказать, решили.
Правда, отдельные мероприятия ДГК намечает решить именно к саммиту. Сергей Михайлович Дарькин высказывал претензию, что внешний вид Владивостокской ТЭЦ-2 его не устраивает. К тому же ее выбросы оказывают негативное влияние на окружающую среду. Мы учли претензии губернатора. Экологическая проблема решится переводом станции с угля на газ. В наших планах – внешний вид ТЭЦ-2, который мы к саммиту приведем в идеальное состояние, причем не только ее, но и другие наши энергоисточники во Владивостоке.
–Сегодня идет активное обсуждение стратегии энергетического развития Дальнего Востока до 2025 года. Какое место в ней отводится ДГК?

–Энергетическая стратегия предполагает серьезный прирост мощностей в регионе. И наращивание мощностей (за исключением гидрогенерирующих) на юге Дальнего Востока, в зоне Объединенной энергосистемы, – прямая задача Дальневосточной генерирующей компании. Я не говорю, что все эти стройки ДГК будет инвестировать за свой счет. Думаю, как раз наоборот: это будут делать какие-то привлеченные инвесторы, может быть, будут вложены федеральные средства. Но совершенно очевидно, что другой компании, помимо ДГК, с соответствующими профессиональными компетенциями в сфере теплоэнергетики в регионе просто нет. Поэтому, скорее всего, нам придется исполнять функции заказчика, эксплуатирующей организации и т.д.

–Одна из основных проблем – спад платежеспособности потребителей. Сложная ситуация была в Благовещенске с Амурскими коммунальными системами.

–В целом потребители теплоэнергии в пяти субъектах ДФО должны сегодня ДГК более 3,3 млрд. рублей – примерно столько мы в этом году направили на ремонт оборудования электростанций и теплотрасс. Причем большая часть долгов – 2,3 млрд. рублей – за населением.

Что касается Амурских коммунальных систем, общая сумма дебиторской задолженности этой компании перед нами несколько снижается: соглашение, которое было закреплено судом, по гашению задолженности АКС перед ДГК, выполняется. Но текущие платежи коммунальщики обеспечивают вновь плохо. Я думаю, что задолженность АКС к концу 2009 года с учетом последнего факта – неоплаченных 22 млн. рублей за текущее потребление в ноябре – уменьшится мало.
–Завершается третий год работы ДГК. Когда компания создавалась, было много опасений, споров. Уже прошло достаточно много времени, чтобы оценить эффективность работы новой структуры. Вы к этому готовы?

–Я не могу оценивать эффективность созданной структуры. Ведь мы не работали три года назад во всех пяти регионах, где работаем сегодня: в Амурской области, в Приморье, в Якутии, в Хабаровском регионе и ЕАО. Но точно могу сказать, что новая структура работоспособна. Имеет свои преимущества, имеет недостатки.
Укрупненная структура дает возможность в короткий срок реализовывать достаточно крупные проекты, такие как газификация в Хабаровском крае или увеличение мощности в Приморье. Появилась возможность маневрировать финансовыми средствами. В то же время не могу утверждать, что при сохранении прежней структуры эти проекты не реализовались бы. По моему опыту, любая система имеет право на жизнь. Важно, кто и как ею управляет.
Если говорить о недостатках, то надо сказать о сложности в формировании экономически обоснованных тарифов на различных территориях. Нашли взаимопонимание с территориальным РЭКом – хорошо, не нашли – хуже. Как, к примеру, происходит в Приморье. Ответственность за Приморье у нас ничуть не ниже, чем за Амурскую области или Хабаровский край. А вот достаточных финансовых ресурсов в результате сложившейся практики тарифообразования, чтобы эту ответственность обеспечить, в Приморье не найти.

–Событием для Дальнего Востока стал проект стратегии развития энергетической отрасли. Ваше мнение об этом документе?

–События пока нет. Стратегия еще только разрабатывается. Стратегия дает понимание, в каком направлении нужно двигаться. Она может быть подвергнута ежегодной корректировке. На ее основании будут разрабатываться конкретные программы: пятилетние, десятилетние. Стратегия – это не жесткий план. Кроме того, энергетика завязана под конкретного потребителя. Как будут расти потребление электроэнергии, нагрузка на генерацию, так и будут расти мощности.
Стратегию надо утверждать несмотря на то, что по многим компонентам еще есть замечания. Есть вопросы, которые вызывают сомнение даже у разработчиков. Главный вопрос заключается в том, что на реализацию стратегии необходимо полтора триллиона рублей. Где их взять? Впоследствии будет написана целевая федеральная программа. Предполагаю, что часть финансовой нагрузки возьмет на себя государство. Предстоит поиск инвесторов.
Беседовала Наталья Прокофьева
{full-story limit=»10000″}
Источник: barilline.ru

ZENDEN